Три истории кыргызстанцев, уехавших на заработки в Чехию и Словакию.

0
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

По данным Национального банка Кыргызстана, только за два первых месяца 2019 года в республику было направлено денежных переводов на сумму около $345 млн. Деньги переводят уехавшие в трудовую миграцию граждане: из почти 6 млн жителей страны примерно один миллион находится на заработках. Это вынужденная необходимость: по данным Национального статистического комитета, в Кыргызстане 1 млн 600 тысяч человек проживают за чертой бедности, около 550 тысяч человек — на грани.

Традиционными странами, куда выезжают на заработки кыргызстанцы, были и остаются Российская Федерация и Казахстан, последние годы к ним добавились Турция и Южная Корея. С 2017 года страны Евросоюза открыли свои трудовые рынки для граждан развивающихся стран третьего мира, куда входит и Кыргызстан.

Чехия также начала приглашать на свои заводы и фабрики граждан постсоветских стран. Чешские предприятия стали направлять в Кыргызстан своих рекрутеров, среди которых встречаются как добросовестно работающие фирмы с серьезной и долгосрочной стратегией, так и фирмы-однодневки, пытающиеся быстро нажиться на доверчивости людей, желающих найти себе стабильную и хорошую работу в европейской стране.

Последние год-два первые трудовые мигранты из Кыргызстана начали выезжать по трудовому договору с чешскими предприятиями в Чехию и Словакию. «Фергана» нашла кыргызстанцев, работающих в Чехии, и попросила поделиться как положительным, так и отрицательным опытом своей работы в этой восточноевропейской стране.

История первая. Эркин.

Исмаилжанов Эркин, из города Токмак Чуйской области. Женат, трое детей. На родине работал на предприятии «Кыргыз темир» в Бишкеке. В Европу приехал через рекрутерскую фирму в Бишкеке, заключив трудовой договор с одним из предприятий под Братиславой (столица Словакии). О трудовой миграции в Чехию и Словакию он узнал от родственников, чьи друзья заключали трудовые договора с предприятиями в Чехии. На оформление всех необходимых документов, получение многочисленных справок и поездки в посольство Чехии в Астану (ныне Нур-Султан) для открытия трудовой визы у Эркина ушло около тысячи долларов.

После того как рабочая виза сроком на год была получена, приглашающая сторона оплатила Эркину перелет в Европу. По словам мужчины, в Бишкеке, согласно заключенному трудовому договору, ему была обещана заработная плата в размере 1800 евро в месяц, а на руки после вычета налогов он должен был получать примерно 1300-1400 евро. В аэропорту Праги Эркина и еще нескольких товарищей встретил представитель фирмы, они загрузили багаж в машину — и мигрантов повезли в Прохотицу (город в Чехии), где поселили временно на съемной квартире и отвезли в больницу для получения медицинской справки.

Позже они встретились с человеком по имени Питер Коротинский, который являлся владельцем большой логистической компании. Он набирал водителей на фуры во многих странах мира для работы в Европе. По словам Эркина, у Питера есть свои фирмы и в Словакии. Дней через пять Эркина с товарищами переправили из Чехии в Словакию на автомобильный завод «Фольксваген-Словакия», и его работой стала перевозка различных запасных частей по цехам гигантского завода. На этом заводе Эркин проработал около семи месяцев.

Эркин рассказал, что на этом предприятии трудились в основном граждане Украины, из Кыргызстана было всего человек 30. Бригадиром и механиком был молодой киргиз по имени Урмат, который позже перешел на другую работу: стал дальнобойщиком. Общение с местными словацкими рабочими и менеджерами происходило на русском и словацком языках. Как отмечает Эркин, особо сложного языкового барьера между ними не возникало.

Новичков из Кыргызстана обучили работе, ознакомили с трудовым процессом и правилами безопасности, что заняло не более одной недели. После чего кыргызстанцы приступили к своим трудовым обязанностям. Рабочий день мог длиться от 8 до 12 часов, с 6 утра и до 6 вечера. Выходили и на замену заболевших товарищей. Иногда бывало, что сутками работали, говорит Эркин. Оплата составляла 6 евро в час. За 12-часовой рабочий день выходило 72 евро. Деньги переводились на пластиковые карточки «Райфайзен банка». Через этот же банк рабочие переводили деньги на родину.

По приезде в Словакию на завод им всем были открыты банковские счета и выданы банковские пластиковые карточки. Они выдавались в двойном экземпляре. Одну они отправляли домой семье, чтобы на родине можно было снять деньги со счета мигранта в любом банкомате. Это очень удобный и хороший банковский сервис, отметил Эркин. В месяц у него получалось заработать от 900-1000 до 1400 евро.

Приглашенные рабочие жили в общежитии, которое предоставил автозавод. Проживание стоило 200 евро в месяц, при этом половину суммы оплачивало предприятие. За питание в столовой работники платили сами, но там были скидки, поэтому в день на полноценный обед уходило примерно 80-90 центов.

К минусам работы на словацком предприятии Эркин причислил постоянный контроль и видеонаблюдение. На проходной рабочих могли даже обыскать, сказал он. Иногда происходили и конфликты с начальством, главным образом из-за допущенных ошибок со стороны рабочих или взаимного недопонимания. Эркин сказал, что сталкивался и со случаями дискриминации по расовому признаку. В числе дискриминирующих факторов он также назвал требование обязательного ношения каски даже в самую жару, хотя рабочие из Украины или Сербии могли это требование игнорировать без ущерба для себя.

Вообще, за различные нарушения на заводе применялась целая система штрафов от 50 до 200 евро, в зависимости от тяжести провинности. Эркин считает, что существовала некоторая разница в сумме выплаты, которая вытекала от количества отработанных часов. Так, словаки работали только по 8 часов в сутки. Со слов кыргызстанца, подписывая трудовой договор, он не понимал толком, с какими условиями он соглашается, договор не был переведен на русский язык, а чешского он не понимал. Таким образом, получалось, что он и его товарищи из Кыргызстана подписались под 12-часовой рабочий день. Такой рабочий график часто приводил к физическому переутомлению, и как следствие — к производственным ошибкам и жестким штрафным санкциям. В итоге после трех или четырех нарушений (штраф составлял 100 евро за каждую провинность) Эркина перевели на очистные работы, по его словам, это означало очень тяжелый черный труд.

Горько сожалея о происшедшей смене работы, приведшей к понижению как статуса, так и зарплаты, Эркин в целом винил себя. Он считал, что из-за постоянной физической перегрузки и психологического стресса, связанного также с вынужденной разлукой с семьей и проблемами на родине, он не мог целиком и полностью сконцентрироваться на выполнении своих рабочих обязанностей. Эркин понял, что на работе нужно просто «отключать мозги от посторонних мыслей и работать, как машина».

Проработав семь месяцев, Эркин уволился. Первой мыслью у него было перебраться в Чехию, в Прагу, там обосноваться и перевезти семью из Кыргызстана. Ему срочно нужно было найти хорошую работу в Чехии, снять недорогое жилье, не дожидаясь окончания срока действия ID-карты, которую выдали на два года, когда Эркин подписывал трудовой договор с автомобильным заводом в Братиславе. (Эту пластиковую карту трудовым мигрантам выдают на основании подписанного трудового договора. Если же договор был расторгнут одной из сторон, то мигрант, снова нашедший работу и подписавший новый договор, должен своевременно подать документы на продление действия ID-карты, иначе его рабочая виза будет аннулирована, и ему придется покинуть страну).

При всех трудностях и затратах, связанных с оформлением документов, перелетом и пребыванием в Восточной Европе, Эркин считает эти расходы оправданными. В Кыргызстане у него оставались большие долги, которые он выплатил за время работы на заводе «Фольксваген», решил бытовые вопросы домашних. Как оказалось, полученные плюсы перевесили все минусы. «Многие мужчины, которые сюда приезжают по рабочей визе, сидят на родине на кредитах, — сказал Эркин. — Я не жалею, что приехал в Европу. Сейчас я жду продления разрешения на работу в Чехии от Министерства миграции».

Эркин уже нашел новое место работы на небольшой фабрике по изготовлению одноразовых картонных стаканчиков. Он побывал там, и на него произвели благоприятное впечатление чистые рабочие цеха и хорошо налаженный трудовой процесс. «Мне там понравились условия работы и оплата, — говорит Эркин. — Зарплата в месяц составляет около 20 тысяч чешских крон (около 800 евро). Жилье оплачивается из собственного кармана». Если он получит разрешение на продление трудового договора от чешских властей, то рабочую визу автоматически продлят еще на год. «Я считаю, что рисковать стоит, чтобы приехать на работу по трудовой визе в Чехию. В Кыргызстане сейчас жизнь очень проблематичная. Обычная семейная пара, где работают оба супруга, вместе не зарабатывают даже одной тысячи евро в месяц. А здесь, если оба будут работать, то эти деньги заработают однозначно», — подытожил Эркин свои впечатления.

К вышесказанному нужно добавить, что большим преимуществом для постсоветских трудовых мигрантов в Чехии является отсутствие требований знания чешского языка при приеме на работу. Никаких языковых сертификатов не требуется предъявлять ни госорганам, ни работодателям, чтобы подписать трудовой договор. Когда Эркин приехал на чешское предприятие по производству одноразовых стаканчиков, то работодатели перевели для него трудовой договор на русский язык. Все рассказали и показали, что надо делать, на русском языке. Стоит сказать, что чехи старшего и среднего возраста в свое время учили русский язык в школе и до сих пор хорошо его понимают.

Как стало известно на днях, Эркин получил от чешских властей разрешение на продление трудового договора, поступил на работу в компанию Greiner Packaging по производству пластиковой посуды для молочной продукции в городе Литвинове, где и трудится по сей день.

История вторая. Мамыт

Мамыт Мукташев, родом из города Токмак Чуйской области, женат, имеет двух сыновей и дочь. В Чехию прибыл из Бишкека через посредническую рекрутерскую фирму Яна К. (имя есть в редакции. — Прим. «Ферганы»), зарегистрированную в Кыргызстане. Со слов Мамыта, К. взял с него 600 евро с обещанием предоставить работу водителя фуры в Чехии. Когда Мамыт и другие киргизские мигранты прилетели в Прагу из Бишкека, их сразу же отправили в Братиславу, столицу соседней Словакии, и устроили на автомобильный завод «Фольксваген-Шкода». Но там они получили не ту работу, которую им обещали в Бишкеке, а стали разнорабочими. Только некоторым посчастливилось устроиться водителями на мини-авто или фуры.

У Мамыта сложилось мнение, что его непосредственное начальство на заводе было изначально настроено против кыргызстанских рабочих и изыскивало всякие предлоги для их увольнения или невыдачи положенной зарплаты. В его случае руководство удержало заработную плату за один месяц и 12 дней под тем предлогом, что предприятие вошло в расходы, оплатив ему открытие трудовой визы, авиабилеты и медицинскую страховку. Но Мамыт сообщил, что он лично отдал в Бишкеке фирме-посреднику 600 евро наличными за оформление документов и открытие трудовой визы. Он считает, что с ним поступили несправедливо на заводе, но доказать теперь ничего не может, так как в свое время отдавал наличные деньги безо всякой расписки, без квитанции, поверив Яну К. на слово. «Понимаете, все так поступали. Они отдавали деньги ему наличными, не получая взамен никаких официальных платежных документов!» — пытался оправдать свою ошибку Мамыт, оставшийся без работы всего через семь месяцев пребывания в Словакии. При этом он сказал, что на Яна К. он вышел через своих знакомых, узнав о нем по «сарафанному радио». В Бишкеке после выплаты денег и выполнения всех формальностей он подписал трудовой договор, но так как договор был составлен на чешском языке без перевода на русский, то узнать всех деталей он не мог, но тем не менее подписал, уповая на лучшее. «В Европе ведь не обманывают», — думал тогда Мамыт.

По приезде в Братиславу их сразу же повели в полицию для регистрации, затем в банк для открытия счета и потом направили в цеха на работу. С самого начала Мамыта определили разнорабочим на заводе. Через какое-то время его обучили водить миникар для транспортировки запасных частей в различные цеха. Обучение на водителя миникара длилось две недели и стоило ему 140 евро. Эта сумма впоследствии была удержана из зарплаты. После успешного обучения Мамыту выдали удостоверение, и он ненадолго стал водителем на гигантском заводе.

Мамыт прибыл из Кыргызстана в середине июня 2018 года и проработал на заводе в Братиславе до середины октября. Затем он был уволен с удержанием полуторамесячной зарплаты. С его слов, в октябре ему не выплатили зарплату за сентябрь, а также не заплатили за две недели работы в октябре. Мамыту дали недельный срок на выселение из общежития завода, забрали медицинский страховочный полис. Так он оказался в середине осени на улице. Нашлись знакомые, которые привезли его из столицы Словакии в Прагу. Там один гражданин из Украины по имени Женя пообещал устроить на работу. Но на новом месте Мамыт проработал всего 4 дня, Женя исчез, не завершив процесс оформления.

Через какое-то время Мамыт нашел себе новую работу через знакомых в одном из маленьких чешских городов, но проработал там не более двух недель, так как не смог оформить все документы как положено, и снова оказался без работы на улице. После всех мытарств он приехал в город Мост, где жили его знакомые-земляки, и остановился у них на съемной квартире. Там он прожил до середины января 2019 года в ожидании перелета в Москву. Шансов получить разрешение на продление рабочего договора в Чехии у него не было: Мамыт опоздал с подачей прошения в чешские госорганы всего на три дня. Деньги на покупку авиабилета из Карловых Вар в Москву он одолжил у своей землячки, но очень надеется быстро устроиться на работу в России и вернуть долги: раньше он работал водителем туристического автобуса, к тому же в Москве у Мамыта есть друзья и родственники. О возвращении на родину в Токмак, где проживает его большая семья, он не думал.

Многомесячное пребывание в Словакии и Чехии не принесло Мамыту реального дохода, который он надеялся получить, отдавая в свое время 600 евро на руки директору рекрутерской фирмы, которая его кинула. На оплату фирмы-посредника в Бишкеке, на сбор и оформление всех справок и документов, на поездки в столицу Казахстана Нур-Султан Мамыт был вынужден взять банковский кредит под большие проценты, который ему предстояло теперь выплатить.

Рассказывая о недолгой работе на автопредприятии в Словакии, Мамыт вспоминал, что при малейшей ошибке ему грозили увольнением и немедленной депортацией на родину. Хотя киргизские мигранты делали самую тяжелую физическую работу на заводе, за которую не брались словаки, отношение к ним было плохим. По его словам, кыргызстанцам доставалась в основном работа по сортировке и прессовке мусора со всего завода. Согласно трудовому договору им должны были выплачивать по шесть евро за час работы, но на самом деле платили пять. Когда кыргызстанцы стали требовать повышения зарплаты до уровня, обещанного в трудовом договоре, ссылаясь на физическую тяжесть работы, то им согласились добавить один евро, но обещание так и осталось невыполненным. Вместо этого Мамыта и нескольких его товарищей заводское руководство просто уволило, таким образом избавившись от строптивцев. Из-за незнания чешского языка, своих прав и местных законов ни Мамыт, ни остальные уволенные не стали обращаться с жалобой в суд.

Однако, несмотря на первый негативный опыт работы на словацком предприятии, Мамыт заявил, что в будущем хотел бы приехать снова. «Хотелось бы найти хорошую и стабильную работу здесь, в Чехии. Мне земляки сказали, что отношение чешских работодателей хорошее, а в Словакии на нас местные смотрели косо», — подытожил свое интервью Мамыт.

История третья. Саадаткан

Саадаткан Дамирова, уроженка Кыргызстана, 36 лет, постоянно проживает с семьей в Карловых Варах. С 2017 года они с мужем официально трудоустраивают граждан Кыргызстана на предприятиях Чехии. Саадаткан в Чехии уже 15 лет, и 10 лет занимается визовыми вопросами, у нее большой опыт. Объясняя, почему они с супругом решили заняться легальным трудоустройством кыргызстанцев, рассказала, что сначала ее пригласили побыть переводчиком в одной чешской рекрутинговой фирме, а позже взяли туда уже в качестве ассистента руководителя. В 2018 году Саадаткан зарегистрировала общественную организацию «Сообщество кыргызстанцев в Чехии», которая помогает землякам интегрироваться.

Саадаткан помнит, что первые мигранты-кыргызстанцы приезжали в Чехию с середины девяностых, причем не по трудовым визам, как сегодня, а в основном по туристическим или студенческим, а потом оставались в Чехии на постоянное жительство. Многие просили политического убежища. Саадаткан и сама приехала в Чехию по туристической визе, а потом осталась в качестве беженца. Она несколько лет проживала в лагерях для беженцев, потом работала разнорабочей в больших торговых центрах, в отелях. Выучила чешский, боролась за подтверждение своего университетского диплома, полученного в Кыргызстане. В последние годы работала банковским служащим в Карловых Варах.

По словам Саадаткан, в Чехии на промышленных предприятиях сегодня образовался большой спрос на неквалифицированных рабочих. Узнав, что в Кыргызстане высокая безработица и работоспособное население республики готово мигрировать из страны в поисках лучших заработков, чешские предприятия начали оформлять приглашения гражданам Кыргызстана.

По мнению Саадаткан, сегодня настало время активно развивать дипломатические контакты Кыргызстана с Чехией, пора открыть консульство в Бишкеке: с каждым годом растет количество кыргызстанцев, желающих выехать в Чехию для учебы или работы. Сегодня оформить документы и получить трудовую визу граждане Киргизии могут только в посольствах Чехии в Нур-Султане или Ташкенте, да и процедура длится несколько месяцев.

Во время недавнего официального визита внушительной чешской делегации во главе с министром промышленности и торговли Чехии в Бишкек в апреле этого года вопрос открытия консульства, к сожалению, не поднимался. Но глава чешской делегации говорила о необходимости налаживания тесного сотрудничества между двумя странами в сфере трудовой миграции и о создании новых рабочих мест через открытие совместных предприятий в Киргизии.

Источник:
https://fergana.agency/articles/106813/?fbclid=IwAR2gCcunDzDZaCehU6JpXbbNi4bwhl_fAiPu1U1cCM-PWoVxlvj2LMfcXcA

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Поделиться.